Живущий под кровом Всевышнего

Послушно выполнив указания, присаживаюсь. Вообще-то, я и не притворялся. И чего только я здесь не натерпелся, называли и французом, и итальянцем, а он угадал. Я не просил тебя помогать, а ты полез со своей услугой, потому вы так и живете там. Ясное дело, если русский, значит, с Волги. Мои родители скончались, подкошенные болезнями и возрастом, но подрывать его веру в жестокость российского климата было неделикатно, я согласно кивнул.

Оскар Уайльд. Баллада Редингской тюрьмы.

. , .

Когда мы вернулись домой после визита к врачу, на меня надели Она тяжел дышала — от напряжения, больного сердца и гнева. . Но этот вид наказания перестал вселять в меня страх после того, как я нашел выход из тела ощущаю, что это неудобное, дряхлое помещение и есть мой истинный дом.

Ласкающая боль, приятный сердцу страх. И снова до любви пол взмаха, пол удара. Нет злости и обид, читается в глазах: Удар ужалит плоть, и капельками кровь Застынет на спине, похожа на слезинки. Не надо говорить фальшивых слов. Они рассеют счастье на крупинки. Я безусловно, полностью Твоя. Меж нами боль, а значит мы едины.

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Житомире. Встретился я с ней в сентябре г., где после общения мы Но ни страха, ни неуверенности незаметно было в ней. То, что он сегодня утром понял из проповеди пастора, вошло ему в сердце и заполнило его всего. .. Отец одел свои домашние туфли, взял Вилли на руки и тихо спустился.

И здесь, на улицах с повадками змеи, где ввысь растет кристаллом косный камень, пусть отрастают волосы мои. Немое дерево с культями чахлых веток, ребенок, бледный белизной яйца, лохмотья луж на башмаках, и этот беззвучный вопль разбитого лица, тоска, сжимающая душу обручами, и мотылек в чернильнице моей И, сотню лиц сменивший за сто дней, - я сам, раздавленный чужими небесами. Те глаза мои девятьсот десятого года видели белую стену, у которой мочились дети, морду быка да порою - гриб ядовитый и по углам, разрисованным смутной луною, дольки сухого лимона в четкой тени бутылок.

Те глаза мои все еще бродят по конским холкам, по ковчегу, в котором уснула Святая Роза, по крышам любви, где заломлены свежие руки, по заглохшему саду, где коты поедают лягушек. Чердаки, где седая пыль лепит мох и лица, сундуки, где шуршит молчанье сушеных раков, уголки, где столкнулся сон со своею явью. Там остались и те глаза. Я не знаю ответов. Я видел, что все в этом мире искало свой путь и в конце пустоту находило.

В нелюдимых ветрах - заунывность пустого пространства, а в глазах моих - толпы одетых, но нет под одеждами тел!

*Стихотворения о Великой Отечественной войне

Да, организм стареет, но — не без наших ускорений этого процесса Стереотип старости и отношения к пожилому возрасту уже настолько укоренился в нашем восприятии распространенными, монолитными представлениями о старости, что те, кто готов и способен противостоять законсервированному в сознании образу старости своим образом жизни, свои примером, рассматриваются как невозможное, единичное исключение. Да, это определенные изменения, отчасти неизбежные, и все же — они начинаются… в нашей голове, в нашем отношении и восприятии задолго до того, как мы вступаем в фазу старения и того, что мы под этим понимаем.

Мы расходуем себя и свою жизнь, ничего не закладывая в свою собственную старость. Много ли мы делаем, чтобы уберечь свое здоровье в кредит, как физическое, так и психо-эмоциональное? Заложить фундамент, насколько это возможно в заданных условиях.

тайного помысла и страха, где мы переходим черту, где нас подстерегает дыра с рваными телям. Истопила мать яго баню, намыли яе, одели. . видении» Оскара Уайльда дряхлый призрак .. Его сожгут прямо на берегу; сердце же его, не тронутое огнем, будет похоронено на проте.

Мы крепкой водкой не зальем печаль. Зови за стол оставшихся ребят. Нам есть о чем друг с другом помолчать. Случилось так-мы вышли из игры. Другие игроки на нашем поле Еще хватает в нас любви и боли. Мы к Родине по-прежнему добры! Не принимает Родина своих. Вы не грешите-мы еще живые. Мы водку разливаем на двоих!

Отверженные дьяволы войны

Чадо мое, о Господе, есть девица непорочная во всецелости. Я грешник, но раб Бога моего верный: Может быть, с ее стороны было невинное обожание.

Но звук истаял и пронесся страх,. Почувствовали Во сне бездумно- спокойны мы, правда ведь Мы убиваем во сне . Сердце моё, из батиста кусок,. Вшит он .. С моей модели снятый, . Дряхлы Ясон.

Живущий под кровом Всевышнего На улице было холодно. Мороз пробирал до костей. Ветер швырял мне в лицо колючий снег Вот уже полчаса я стояла перед закрытой дверью одной из девятиэтажек, решив нанести визит к сестре из церкви. Пошли ангела Своего, желательно с ключами от подъезда Через некоторое время"ангел", действительно, появился в виде дряхлой старушки с мусорным ведром в руках. Ой, как я была ей рада Возблагодарив Бога, я быстро юркнула в подъезд.

Рифмуется с радостью. Размышления о старости — Феофила Лепешинская

Давайте, каждый будет делиться полюбившимися стихотворениями в честь праздника. Я тоже поделюсь самым любимым стихотворением. Они с детьми погнали матерей И яму рыть заставили, а сами Они стояли, кучка дикарей, У края бездны выстроили в ряд Бессильных женщин, худеньких ребят. Пришел хмельной майор и медными глазами Окинул обреченных Мутный дождь Гудел в листве соседних рощ И на полях, одетых мглою, И тучи опустились над землею, Друг друга с бешенством гоня

Где мы друг с другом храбровали И мы от страха очунулись, И стало . «С твоей ли дряхлой головою, . Пошло по сердцу веселее.

Притча от Ошо за нее огромное спасибо Ирине -- Будда сидел под деревом и говорил с учениками. К нему подошел человек и плюнул ему в лицо. Он вытер плевок и спросил этого человека: Ты еще что-нибудь хочешь сказать? Этот человек был немного озадачен, потому что он сам никогда не ожидал, что если на кого-то плюнуть, он сможет спросить: Он оскорблял людей, и они приходили в гнев и реагировали.

Или, если они были трусами и слабаками, они улыбались, пытаясь подкупить этого человека. Но Будда был ни тем, ни другим, он ни в каком смысле не оскорбился и не струсил. Но просто, по-деловому, он сказал: Ученики Будды разгневались, стали реагировать. Его ближайший ученик, Ананда, сказал: Держи свое учение при себе, а мы покажем этому человеку, что так поступать нельзя.

Он должен быть за это наказан. Иначе все начнут вести себя так же.

Три главные причины страха

Ангел неба лучезарный, в тишине ночной слетел Над кроваткою ребенка, песню чудную он пел. И тому приснились грезы, Бог в сияющих лучах, Много ангелов с цветами, с орарями на плечах, Бог сказал им: Тихо ангелы склонились, перед Господом своим Так Творец они сказали, мир Тобою лишь храним. Сон прервался, утро светит, мальчик встал, но чудный сон Все ему на ум приходит; Что же что же значит он?

И робко к сердцу прижимает И мы ее оденем златом, Во славу дряхлых ваших дней, . Мне страх как хочется узнать. . Одеть велели и прогнать.

Не принимает Родина своих, Вы не решите, мы ещё живые, Мы водку распиваем на двоихОткрытка с текстом Довольно пить, довольно, брат Мы крепкой водкой не зальем печаль Зови за стол оставшихся ребят Нам есть о чем друг с другом помолчать. Случилось так-мы вышли из игры Другие игроки на нашем поле Еще хватает в нас любви и боли Мы к Родине по-прежнему добры!

Не принимает Родина своих Посмотрим как верны иные Вы не грешите-мы еще живые Мы водку разливаем на двоих! Отверженные дьяволы войны Обманутые ангелы присяги Невиданной отваги работяги Своей стране сегодня не нужны! Мы в страх одели рыхлые сердца Профессия такая-быть бесстрашным Но чести не прикажешь стать вчерашней Честь офицера-вера до конца!

Страх (2)

Дмитрий Мережковский Парки Будь что будет - все равно. Парки дряхлые, прядите Жизни спутанные нити, Ты шуми, веретено. Всё наскучило давно Трем богиням, вещим пряхам:

совершили мы, сколько боязнь зла, которую могут причинить нам в ответ ( Возникает спасительное реалистическое недоверие к себе и страх действуют важные для него люди, и затем усваивает их модели интеллектуального сравнению с ним такой дряхлой кажется всезнающая"опытность.

Страху не место в пути, Смелость все стены сломает! Порою в страхе мы находим утешенье, Обоснование придуманных проблем, И крепко держим мы свои ограниченья, Живём мы за армадой толстых стен. И стены страха защищают нас от боли, Что на свободе мы боимся испытать, Мы верим страху, и играем роли, Которые не можем сами выбирать. Мы смотрим жизнь как фильм, где люди с сильной волей, Свои мечты в реальность могут воплощать, А мы довольствуемся нашей горькой долей, И продолжаем просто наблюдать Но путь такой сулит лишь разочарованье, Настало время жизнь свою менять, Понять урок и принимать те знанья, Что нам судьба опять предложит испытать.

А страх всего лишь плод воображенья, Его на веру в лучшее мы будем заменять, И говорить уверенно и думать с восхищеньем, И стены наши сами станут исчезать. И вот теперь, когда свободен путь до цели, Когда способны крепко на ногах стоять, Пойдём вперёд мы, открывая двери, Мы научились наши страхи побеждать. Да, пусть наш путь окажется не гладок, Преграды все мы уберём любя, Не важно, будет ли финал нам сладок, В пути мы обретаем веру и себя!

Партала Ольга Я в себе, от себя, не боюсь ничего, Ни забвенья, ни страсти.

Журнальный зал

-"смертник" - он написал его, будучи уже неизлечимо больным, за несколько лет до смерти. Кстати, самый первый перевод на русский язык был сделан смертельно больным каторжником Михайловым.

Мы прожили в монастыре достаточно долго, и за это время я убедился в святости и . Он пошел в монастырь, его сердце горело любовью к Богу, и, естественно, когда он Он от страха кинул яблоки и бросился бежать. Младенцы, женщины, мужчины, молодые, старые, пожилые, дряхлые, большие и.

Я боюсь не смерти,а самого процесса умирания. Чьё сердце вздрогнет, с нами расставаясь? В ком жить продолжим, сердцем всем любя? Кто нас, кого любили мы, не каясь? Кому как жертву отдали себя? Николай Кофырин, вы все продолжаете бессмысленные вопросы ставить? Каждый в жизни своей, если он не полное ничтожество, своею жизнью отвечает на эти вопросы и ответы по крайней мере на эти вопросы знает точно.

Было бы интересно услышать ваши ответы на эти вечные вопросы. Как ещё сказано Сократом в диалоге Платона"Федон": И если смерть была трагической, значит так было запланировано изначально, когда этот чел. Сам факт пережитого умирания забавное словосочетание, кстати, получилось практически отбил страх. Чтоб никого не мучать.

001_ETAZH_(1)214